ПОЛИТУПРАВЛЕНИЕ  





Политическое управление:
научный информационно-образовательный электронный журнал

Политическое управление: научный информационно-образовательный электронный журнал

Political management:
Scientific Information and Education Web Journal
ISSN 2221-7703
Публикуется с 2011 года.


Будущее русской государственности:
НАЦИЯ? ЦИВИЛИЗАЦИЯ? ИНОЕ?
 

🗸"Неосознанность происходящего" - эта формулировка приходит на память, когда сталкиваешься со спорами о будущем России, российской государственности, в частности с противопоставлением "государства-нации" и "государства-цивилизации". К сожалению, оба термина (и скрывающаяся за ними реальность) неадекватны как современному состоянию РФ, так и будущему развитию новой исторической России, в которую предстоит превратиться РФ.
Фурсов А.И. Будущее русской государственности: НАЦИЯ? ЦИВИЛИЗАЦИЯ? ИНОЕ? // Российская Федерация сегодня. 2011. № 6. С.25-27.
Фурсов А.И. - директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, руководитель Центра методологии и информации Института динамического консерватизма, академик Международной академии наук (Мюнхен, Германия)
Существует ли русская нация?
Начнем с государства-нации, а точнее - нации-государства. Возможно ли оно у нас? В перспективе и теоретически - да. Дело в том, что процесс формирования русской нации не завершен, более того, он деформирован. Нация в строгом смысле слова есть такая форма социоэтнической организации, базовой единицей ("кирпичиком") которой является индивид: нация не может состоять из племен, кланов, каст, полисов, общин - эти коллективные формы, охватывая индивида, не позволяют сформироваться нации. Не случайно нации начинают возникать в Западной Европе в XVII-XIX веках по мере разложения "первичных коллективностей". В Российской империи, где община просуществовала до начала ХХ века, условий для появления целостной русской нации не было. К тому же фокус групповой идентичности носил не этнический, а религиозный (православие) или монархический (самодержавие) характер.
В таких условиях естественное состояние основной массы населения - народ(ность), тогда как небольшая часть - дворянство - превращается в квазинацию. Отмечу, что православие и монархический строй не способствуют, по крайней мере в русских условиях, развитию нации. Поэтому нынешние призывы к возрождению православия и восстановлению монархии в России бессмысленны. Не только потому, что эти формы, особенно монархия, изжили себя еще в начале ХХ века. Но и потому, что они не способствуют, если не блокируют, развитию нации. Показательно: те, кто ратует за православизацию и монархизацию России, чаще всего помалкивают о развитии русской нации. Их обращенность в прошлое обрекает тем самым нас на поражение.
В СССР русская нация тоже не сложилась. Во-первых, формировалась общность нового типа - советский народ. Во-вторых, русско-национальное, за исключением периода конца 1930-х - начала 1950-х годов, мягко говоря, не поощрялось - по контрасту с курсом на развитие "национального сознания" во всех республиках, кроме РСФСР. Таким образом, сегодня русская нация как таковая до конца не сформировалась. Более того, начиная с 1980-х годов шел отчасти стихийно, но в еще большей степени целенаправленно демонтаж и народа, прежде всего советского. Впрочем, психоинформационные удары наносились по советским и русским архетипам сознания одновременно.
Что создает нацию? История дает однозначный ответ - национализм. В советский период одна и та же политика КПСС в национальной области вела к развитию интернационализма в РСФСР и Белоруссии (именно русские и белорусы были и остаются носителями лучших черт советскости), тогда как в других республиках активно развивался национализм. Их народы (и даже нацменьшинства в самой РСФСР) значительно дальше продвинулись по пути национального строительства, чем русские, главная слабость которых - национальная разобщенность и слабое чувство коллективной идентичности.
В постсоветский период национальная недоформированность русских обернулась их слабостью во взаимодействии с другими этнонациональными группами. В то же время это стало ахиллесовой пятой и государства РФ. Оно де-факто в значительной степени оказалось государством прежде всего национальных меньшинств, обладавших своей организацией, а не численно доминирующего (80 процентов) этноса - русских, не имеющих своей организации. Любые попытки уравняться в правах с меньшинствами (закон о русском народе, фиксация реального положения вещей - признания за русскими статуса державообразующего народа), как правило, воспринимались как проявления чуть ли не "национального экстремизма" и/или "русского фашизма", черносотенства.
А ведь государство не может быть государством меньшинств - рано или поздно это приведет либо к конфликту, либо к его обрушению. Сегодня русский вопрос - не столько национальный, сколько социальный и политический. Без его решения, без превращения русских в полноценную нацию существование государства России невозможно - "россиянский" народ еще более мертворожденный проект, чем советский.
Нация и империя нового типа
Но, допустим, созданы все условия для развития русского национализма, создается  русская нация. Решает это проблему формирования прочной государственности России? Нет, это только необходимое, но недостаточное условие, которое порождает свои проблемы. Как говорят наши заклятые друзья англосаксы: "Каждое приобретение - потеря, и каждая потеря - приобретение".
Во-первых, в России помимо 80 процентов русских проживает 20 процентов нерусских этнических групп, и нация-государство здесь проблематично, хотя РФ по всем критериям - мононациональное государство (но многонациональная страна). Во-вторых, завершенный национализм часто приводит к окостенению, приближая финал развития того или иного народа. Нация завершается - оканчивает свое развитие, останавливается. Не это ли произошло с главными националистами Европы - французами, немцами и поляками? А вот у британцев нашлось нечто, существенно ограничивающее национализм, компенсирующее его узкие места, выводящее за его рамки - при сохранении национальной идентичности как высшей ценности ("Права она или нет, но это моя страна", этот принцип - залог побед англосаксов.)
Это нечто - имперскость, одно из лучших средств против жесткости и крайностей национализма, не позволяющее ему превратиться в этноцентризм. Разумеется, "ненационализм" англосаксов не стоит преувеличивать, и тем не менее разница здесь между ними, с одной стороны, и французами, поляками и немцами, с другой, очевидна. Эта разница - в отличии имперского национализма от узкоэтнического.
Под "имперскостью" имеется в виду не восстановление империи типа Российской или квазиимперии типа СССР - реставрировать в истории ничего нельзя. Речь идет о высокоцентрализованной высокоинституциализированной наднациональной структуре, державообразующим народом которой являются русские. Ясно, что такая структура - кошмар для всех врагов России как за ее пределами (почитайте Бжезинского), так и внутри. Импероподобное государственное образование - империя нового типа - наилучшая форма государственности для России не только с точки зрения исторической традиции, но и с геополитической точки зрения.
Имперскость России обычно критикуют по двум линиям. Одна - недостаток демократичности, архаичность. Это не соответствует действительности. Российская или Австро-Венгерская империи были по сути намного более демократичны, чем иные европейские национальные государства республиканского типа. Что касается архаичности,  достаточно взглянуть на США - имперскую республику, которая сегодня стремительно сбрасывает республиканские одежды. Национальное государство - историческая форма, принадлежащая эпохе 1780-1970-х годов, то есть короткому историческому мигу, "и время его истекло". Не говоря о том, что наиболее успешными "национальными государствами" были те, что являлись ядром империй (Британской, Французской).
Вторая линия критики хитрее. Ее представители подчеркивают невыгодность для русских "империи". Аргументация такова: русские кормили всех остальных и ничего, кроме черной неблагодарности, за это не получили: жили хуже окраин/республик и на них же вешали всех собак за неудачи.
Действительно, русские тащили на себе основное бремя и Российской империи, и СССР, как правило, без достойного вознаграждения ("победитель не получает ничего"), в верхушке был непропорционально высокий процент нерусских. Однако трагическая ирония истории заключается в том, что вне и без империи русские вообще лишаются исторических шансов. В отличие от Запада, где империя - политическая форма, в России империя есть главным образом социально-властная форма. Ее крушение приводит к разрыву социальной ткани и катастрофе прежде всего для русских.
В связи с этим любые попытки квалифицировать имперскость как бремя, которое необходимо сбросить путем создания узконационального русского государства, следует рассматривать либо как глупость, либо как сознательное участие в одной из западных (англосаксонских, ватиканских и иных) схем. Их общий знаменатель - "ударим русским национализмом по России".
Русские, безусловно, должны превратиться в нацию, но нацию - ядро не столько национального государства (нации-государства), сколько ядро импероподобного образования. Ядровость, разумеется, должна иметь достойное вознаграждение - этносоциальное, геоисторическое, материальное. Прежде всего это пропорциональная доле русских в населении представленность в решающих сферах общества (управление, экономика, финансы, духовная сфера и др.). Только так можно исправить ошибки прошлого, связанные с "бременем русского человека".
При соблюдении принципа пропорциональности имперскость не будет угнетать нацию, не позволит здоровому национализму превратиться в этнизм. Интернационализм есть по сути диалог-союз национализмов, противостоящий как космополитизму, выдающему себя за универсализм, так и различным формам этнорелигиозного партикуляризма.
Империя и общественный строй: даешь социальную справедливость и новую русскую мир-систему!
Империя - это скорее форма, чем содержание, которая зависит от социального "наполнения". Империи могут быть разные - угнетающие (венецианско-британского типа)  или иные (римско-византийско-русского), патриархальные, капиталистические, антикапиталистические и, вполне допустимо, даже посткапиталистические (социалистические?). Есть и еще проблема, связанная с имперской государственностью. Дело в том, что империи создают свободные люди, субъекты стратегического действия. Однако затем империи начинают подавлять свободу и свободных (сочетание свободы и империи длится весьма недолго).
Уравновесить и ограничить имперскость в этом плане может только определенный социально-экономический строй, доминирующая система распределения факторов производства. На что в историческом опыте может в этом плане опереться новая Россия? Здесь мы сталкиваемся с интереснейшим аспектом русской истории.
У нас не было ни феодализма, ни капитализма в строгом смысле слова, а то, что напоминало их, как правило, являлось внешними, заимствованными формами. Последние, во-первых, из-за низкого уровня совокупного общественного, а следовательно, и прибавочного продукта требовали отчуждения у населения не только прибавочного, но и часто необходимого продукта. Результат - западнизация верхов = регресс системы в целом,  классика "жанра" - пореформенная Россия и постсоветская РФ.
Во-вторых, эти формы так и не смогли пустить прочные корни в русской реальности, прорасти в нее. Недаром в учебниках о феодализме и капитализме в России писалось: "развивался в большей степени вширь, чем вглубь". Они наслаивались на нечто, что можно назвать раннеклассовой основой, которая в хозяйственном, а в значительной части и социальном плане сохранилась до конца XIX века. Отторгая как дворянско-петербургский, так и буржуазный строй, она одновременно разлагалась под их воздействием и - внимание! - разлагала их.
В этом плане советский коммунизм, Красный проект с его отрицанием частной собственности и классовости, негативно-диалектически стал современным (modern) выражением раннеклассовой сути русской жизни в том виде, в котором она существовала в течение последнего тысячелетия. Эта классовая неоформленность, кстати, соответствует национальной неоформленности - и наоборот. Советский строй как антикапитализм был негативным по принципу конструкции строем, двойным отрицанием - самодержавия и капитализма.
Социальный строй новой России должен создаваться по позитивному принципу - не антикапитализм (над ним уже и так работают Хозяева Мировой Игры, сбрасывая капитализм в качестве социальных отходов в Россию, Китай, Индию и другие страны), а некое положительное начало, возникающее на стыке русской традиции и мировой истории и основанное на главной русской ценности - справедливости, прежде всего  социальной.
В самом общем плане в России с ее невысоким уровнем создаваемого совокупного общественного продукта нужно общество с минимально выраженными классовыми различиями, характеризующееся приматом общественной (государственно-корпоративной) собственности, слабо выраженной поляризацией (децильный коэффициент не более 5:1). Такой социально-экономический строй способен ограничить наступление империи на свободу индивидов.
Конечно же, гладкость на бумаге - судьба всех проектов и идеалов. Совет один - киплинговский: умей мечтать, не став рабом мечтанья,  и мыслить, мысли не обожествив. К тому же, перефразируя Ленина, писавшего о том, что не надо становиться идиотами демократии, замечу: не надо становиться идиотами имперскости, а также свободы и равенства, не говоря уже о братстве, которыми столь умело пользуются различные "братья", "дети" и  прочие "родственники".
Речь идет о социализме - не об историческом коммунизме, который существовал в СССР и был отрицанием капитализма и самодержавия, и не о "социализме как первой стадии коммунизма", а о социализме как позитивном преодолении капитализма, адекватном русским историческим и природным условиям.
Под таким углом зрения ясно, что "социалистическая империя" (импер-социализм) должна быть явлением мирового порядка, то есть макрорегиональной экономической системой.
В своей геоэкономической истории Россия прошла несколько фаз. В 1450 - 1850-х годах Россия была одной из мир-систем тогдашнего мира. С превращением европейской мир-системы в 1850- 1860-е годы в мировую систему Россия стала ее зависимым элементом, а с 1930-х, после ликвидации нэпа, превратилась в альтернативную мировую систему - системный антикапитализм (1930-1980-е годы). После разрушения СССР РФ и другие части СССР стали зависимыми элементами глобальной системы, которая сегодня демонстрирует явные признаки движения к распаду, к формированию мира макрорегионов-мир-систем, похожего на тот, что существовал до эпохи капитализма - строя, с которым Россия и русские несовместимы хозяйственно, психологически, исторически.
Цивилизация против мультикультурализма
Деглобализация и демонтаж капитализма при всей проектности, рукотворности этих процессов не могут не привести к острейшему кризису. Достойно выйти из него или просто сохраниться способны только сильные государства, владеющие помимо территориально-институциональных принципов организации и борьбы психоисторическими (информационными), организационно-сетевыми.
Последние принципы - проявления цивилизационного потенциала. Только в этом смысле, скорее метафорическом, можно говорить о "государстве-цивилизации", то есть о государстве как целостном и монолитном культурном мире. Наиболее яркие примеры - Китай, Япония. А вот Индия и мусульманский мир слабее в этом плане - они не монолитны в социальном (касты), политическом (два десятка арабских государств, которым трудно договориться друг с другом) и даже религиозном (индуисты, мусульмане, сикхи, сунниты-шииты).
Еще хуже положение Запада - там не только религиозный, политический и закулисно-групповой расколы, но и целенаправленное систематическое разрушение в течение последних 30-40 лет цивилизационного кода ("культурного мира") с помощью мультикультурализма, одного из идейных знамен неолиберальной (контр)революции.
Мультикультурализм объективно выполняет роль неоварварства по отношению к цивилизации. Он разрушает не только культуру, но государство и государственность. Как? Очень просто: превращает государство из государства граждан в государство общин и неообщин, в диктатуру различных меньшинств (этнических, сексуальных и пр.), выступающих в качестве коллективного субъекта. Не случайно британский премьер Д. Кэмерон в Мюнхене заговорил о необходимости интеграции закрытых общин в британское государство и общество. Он прав, иначе нет и не будет ни общества, ни государства, а страна превратится в ничейный дом.
В произошедшей за последние 30-40 лет архаизации (футуро-архаизации) ясно просматриваются интересы транснациональных корпораций и финансового капитала, одинаково враждебных всему национальному и всему государственному. Недаром   финансовый капитал поддерживает миграцию с Юга на Север, меньшинства, мультикультурализм, союз ТНК с исламистами - "цепными псами глобализации по-американски".
Неудивительно, что в условиях разворачивающегося системного кризиса современного мира госбюрократии Германии, Франции и Великобритании, официально выражающие национальные и государственные интересы в их конфликте с банкирами и транснационалами, разворачивают наступление на мультикультурализм и стоящие за ним интересы. Мир наций переходит в контрнаступление. Другой вопрос - в какие формы государственности отольются национальные интересы? И здесь мы опять обращаемся к перспективе социалистических империй с четко выраженным и достойно вознаграждаемым национальным ядром, силу которому придает его цивилизационная мощь.
Только на пути преодоления сопротивления транснациональных сил, заинтересованных в национальной унификации мира (его денационализации), стирании цивилизационных различий, десуверенизации государства, а затем его уничтожении ("глобальная Венеция" банкиров) можно создать государство Россия, сплоченное русским народом в интересах всех проживающих на его территории народов.
Только социальная справедливость и приведение в соответствие с ней общественных и экономических реалий, сложившихся с конца 1980-х годов, может быть основой такого государства. Только самобытная русская цивилизация (русский вариант европейской цивилизации, рядоположенный античному и западному), впитавшая лучшее из мирового опыта и отринувшая худшее, может стать материальным и духовным источником строительства этой основы. Не "государство-цивилизация", а цивилизация как основа новой государственности. Нам предстоит нелегкий путь - "цивилизация - нация - неоимперская государственность - социально справедливый общественный строй". Трудно? Да. Опасно? Да. Но без борьбы нет побед.
Российская Федерация сегодня.2011. № 6. URL: http://www.russia-today.ru/tema-nomera/1847-andrej-fursov-budushhee-russkoj-gosudarstvennosti-naciya-civilizaciya-inoe.html
 
© Политическое управление: сетевое периодическое издание.
(Мультимедийный научно-образовательный проект).
Санжаревский И.И.  2011-2017.   ©