Loading

Сетевой образовательный проект

  Виртуальный учебно-методический комплекс

  

 

Электронный научный информационно-образовательный журнал.   ISSN  2221-7703

 
 

О журнале  Архив  Тематический указатель  Именной указатель   Партнеры  Обратная связь

 
   

 
 

 Повестка дня        Программные выступления      Авторитетное мнение 

Текущий номер  Редакционная коллегия  Рецензирование  Авторам

 
   

Авторитетное мнение

 
         
 

Фильтруй контент

Почему безумная свобода постсоветского пространства не рождает великих творцов?

Особое мнение

Игорь Ашманов

Из досье "РГ"

Гендиректор компании "Ашманов и партнеры" Игорь Ашманов родился в 1962 г. в Москве. Специалист в области искусственного интеллекта, разработки программного обеспечения, управления проектами. Генеральный директор компании Ашманов и партнёры. Кандидат технических наук

Называет себя "серийным предпринимателем" - он создал действительно не одну компанию. 

Причастен к созданию поисковой машины Rambler, сделал систему проверки орфографии текстов на русском языке "Орфо", которая используется в MS Word.

О работе в Rambler написал нашумевшую в свое время книгу "Жизнь внутри пузыря", описав закулисную деятельность компании.

Его "Спамтест" сыграл в Рунете важнейшую, если не главную, роль в победе над спамерами.

Последовательно придерживается непопулярных у людей из IT-индустрии взглядов и, будучи неслабым полемистом, отчаянно эти взгляды отстаивает.

Опубликовано в РГ (Неделя) N6280 от 16 января 2014 г

 

За прошедший год фильтрация в интернете стала горячей темой: Дума принимает все новые законы о регулировании интернета; Роскомнадзор блокирует сайты и выносит предупреждения СМИ за ненадлежащий контент, ФСО планирует мониторить неблагонадежных блогеров и т.п.

Правозащитники и либеральная общественность, как обычно, бьют тревогу, сообщают о наступлении на свободы. Проблема разрастается до экзистенциальных масштабов, якобы это вопрос того, будем ли мы цивилизованной свободной страной (без фильтрации) или станем как ужасные восточные диктатуры (с фильтрацией).

Давайте вкратце разберемся, что такое фильтрация, где она есть, где ее нет, как и с чем ее готовить, чем она вредна и полезна и что будет дальше.

Что такое фильтрация?

Назовем фильтрацией в общем смысле (для упрощения дальнейшего обсуждения) удаление из информационного поля того содержания, которое незаконно, неприлично, считается неприемлемым обществом и/или государством.

Оставим пока понятие "цензура" для обсуждения чуть ниже, ибо цензура - просто более узкий вид фильтрации по политическим мотивам.

С точки зрения способа применения фильтрация может быть: а) предварительной, предотвращающей публикацию неправильного содержание (далее контента), б) постфактум, удаляющей опубликованное и наказывающей медийного деятеля за публикацию. Она может также быть добровольной (самоцензурой) или принудительной (с санкциями со стороны государства или начальства).

Например, внутренние редакторские правила СМИ, запрещающие публикацию мата - это предварительная (и добровольная) фильтрация, а предупреждение или отзыв лицензии Роскомнадзором за мат на страницах СМИ - это фильтрация постфактум, принудительная.

Применять фильтрацию может как государство (РКН в СМИ или Ростелеком в школах), так и разные отраслевые и общественные силы (например, хостеры, отказывающие в размещении плохим сайтам для снижения рисков бизнеса от детского порно или граждане в кафе / кинотеатре, призывающие матерщинника заткнуться, "фильтровать базар").

На самом деле, ту или иную фильтрацию применяют все, всегда и везде.

Фильтрация вокруг нас

Оглянемся вокруг: фильтрация уже здесь. Она повсюду.

Когда мы смотрим на вывески, билборды, книжные прилавки - мы видим реализованный запрет на мат, на эротику, насилие. Устная речь вокруг испытывает на себе запрет на мат. Если вы пойдете по улице голым - вас арестуют; пьяного, "в виде, оскорбляющем человеческое достоинство" - тоже. В наших СМИ подавляются такие вещи как мат, эротика, порно, фото с расчлененкой и насилием, разжигание национальной и религиозной розни и т.п. В школах фильтруется интернет, а также содержание уроков и учебников.

В большинстве рейтингов регуляции и "цензуры" в интернете мы находимся в конце. Мы тут - догоняющие

Эта фильтрация содержания сообщений в окружающей нас среде состоит из многих частей, она - "гибридная": что-то предписано законом, что-то обществом, что-то самосознанием самого медийного игрока (СМИ, редактора, ведущего, журналиста), когда оно у него есть.

По сути, фильтрация содержания отражает писаные и неписаные, подразумеваемые нормы общества, его базовую "идеологию". Они берутся не из закона - напротив, это закон как-то выражает эти нормы, часто с запаздыванием.

И эти нормы, несмотря на формальный запрет на любую идеологию в Конституции (самой по себе ультралиберальной), у нас в обществе есть. Вербализованные или подразумеваемые, но общие. Хороший тест на состав этих норм таков: что бы мы постеснялись сказать или показать при своих или чужих детях - то примерно и будет фильтроваться в публичном поле, в прайм-тайм на ТВ, в интернете, книгах и СМИ.

Но может быть это мы такие отсталые и консервативные, а весь мир уже давно живет по другим правилам, правилам свободы?

А что у других?

У нас очень принято по любому случаю ссылаться на опыт так называемых "цивилизованных стран". И призывать сделать у нас "как у них". Это глупо, конечно, но в принципе, какой-то материал для сравнения с соседями нам нужен, иначе мы всегда будем пребывать в плену мема "ну только в этой стране может быть такое".

Итак, что с фильтрацией интернета и медийного поля у наших соседей по планете? Не будем брать одиозные Китай или Саудовскую Аравию, потому что в нашем парадоксальном ментальном поле они как бы не относятся к "цивилизованным странам", а, кроме того, потому что наши либералы всегда их используют для создания страшилок (при этом странным образом не уставая хвалить Китай за выдающиеся успехи в экономике, науке и спорте).

Как ни удивительно, фильтрация контента в "цивилизованных" Англии, Франции, Германии и даже в США - жестче, чем у нас. Везде давно приняты законы о фильтрации. И они продолжают ужесточаться. Например, с 1 января сего года все провайдеры Англии должны обязательно фильтровать порно. В Германии поисковые машины и каталоги (включая иностранные Гугл, Бинг и Яху) "добровольно" взяли на себя обязательства по фильтрации контента, "неприемлемого" для молодежи (список категорий которого определяется государством).

Вот здесь есть хорошая инфографика на тему регулирования интернета в разных странах, а здесь - обзор моральных и юридических обоснований для фильтрации в мире.

Кроме фильтрации интернет-трафика, практически везде в этих странах действует "фильтрация постфактум", то есть ответственность за слово в сети (скажем, неосторожный твит или пост в блоге), вплоть до реальных тюремных сроков, усиливаемая привычкой населения к доносительству. Например, из последнего - арест и изъятие ноутбука у англичанина за неподобающую шутку о Нельсоне Манделе на интернет-форуме.

Есть, конечно, некоторое количество малых "цивилизованных" европейских стран, где в публичном поле не фильтруют то, что нам кажется ненормальным и ужасным. Все эти "Родители номер 1 и 2", ведущие детской передачи Какашка и Моча, запрет крестиков и рождественских елок, официальная пропаганда гомосексуализма для детей, публичный мат, эротика, порно, нудизм и прочее.

В том же ряду уместно вспомнить публичную, откровенную апологию фашизма и СС в Прибалтике, которую никто в цивилизованной Европе как бы вообще не замечает.

Но из этого, конечно, не следует, что фильтрации в этих странах нет. Она есть, просто она не фильтрует то, что мы сочли бы ненормальным, но зато фильтрует то, что в этих странах считается запретным, непроизносимым. Скажем, попробуйте там публично похвалить ислам, назвать гомосексуализм грехом или отрицать факт (или хотя бы размеры) Холокоста, либо даже в шуточной форме высказаться о том, что у черной расы что-то не такое, как у белой - фильтрация постфактум быстро настигнет вас. Иногда в реальном времени: прямо в форме наряда полиции, приезжающего на радио арестовать журналиста еще до окончания передачи с неосторожными высказываниями. И уж всегда в форме суровых последствий для карьеры журналиста, политика, государственного деятеля.

Мы же в большинстве рейтингов регуляции и "цензуры" в интернете находимся в конце, в разделе "косвенная фильтрация". Мы тут - догоняющие.

Нужно ли нам догонять их? Я считаю - нет, не стоит. Но и ничего не делать с загрязненным ментальным пространством тоже нельзя.

Что у нас?

В российских школах интернет фильтруется по соответствующему закону. Контент зарегистрированных СМИ регламентируется "Законом о СМИ", за исполнением которого следит Роскомнадзор. В "диком" Рунете за исполнением закона 139-ФЗ о фильтрации в интернете следит тоже РКН. Сейчас РКН работает в Рунете только по обращениям граждан, но со временем он будет инициативно искать плохое.

Провайдеры и мобильные операторы начинают устанавливать фильтры.

А как же эти законы и фильтрация согласуются с нашей замечательной Конституцией? Нет ли тут опасности цензуры?

Конституция и цензура

Назовем цензурой фильтрацию контента по политическим основаниям, это наиболее простое и адекватное нашему обсуждению определение. Обычно при обсуждении фильтрации / цензуры защитники свободы обязательно обращаются к российской Конституции, где цензура запрещена. Но там наряду с декларативным запретом цензуры есть такая норма:

"Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства".
По сути, это норма фильтрации, цензуры, поскольку многие виды указанной пропаганды - именно политические. И они тут прямо запрещены. То есть цензура прямо предписана Основным законом.

Вот, например, запрет местных властей публиковать карикатуры на пророка Мухаммеда или рубить топором иконы на выставке - это, конечно, цензура. Полностью соответствующая Конституции. И я лично рад тому, что такая цензура у нас есть.

Я уже писал в журнале "Фома", что силой либеральной пропаганды цензура стала у нас иррациональным табу, несмотря на то, что именно эпохи царской и советской цензуры дали нам великую русскую литературу и поэзию, великий советский кинематограф, мультфильмы, детские книжки, которые сейчас можно без опаски показывать детям. А бесцензурная эпоха 1991-2013 годов почему-то не дала ничего великого, а дала нам современные российские ТВ и шоу-бизнес, про которые читатель все знает и сам, и "детские" книжки и мультики, которые сначала родителю надо просматривать самому и с отвращением выбрасывать половину, а то и 90 процентов.

Почему-то страшная и ужасная царская и советская цензура не мешала творить великим, а безумная свобода постсоветского пространства не помогает появлению великих творцов, такой вот парадокс.

В общем, я лично считаю, что свобода слова как средство обратной связи нашего общества с окружающим миром и государства с народом - очень важная вещь, но и без очистки информационного пространства от всяких ментальных инфекций - нельзя. Пока же мы просто валяемся в ментальной грязи, как свиньи. Как соблюсти точный баланс чистоты и свободы - не очень ясно, но фильтровать - нужно.

Стратегический смысл фильтрации

Смысл фильтрации как в общем, так и в узком интернетовском смысле - контроль общества и государства над своим информационным пространством, то есть информационный суверенитет. Если наше общество имеет свою систему норм, которую оно хочет сохранить и защитить, то государство должно это сделать путем введения законов, правил, технических мер.

Заметим, что наличие этих норм "в народе" - не моя выдумка; все опросы граждан Ф по острым вопросам контроля за контентом в медийном поле показывают редкое единодушие большинства населения в отношении необходимости фильтрации порно, рекламы наркотиков, побуждения к суициду, пропаганды гомосексуализма и т.п.

Агрессивная западная технологическая цепочка по протаскиванию новых "норм", которые нам не нравятся, работает именно в медийном поле.

<Преступление -> перверсия -> странность -> вариант нормы -> норма -> навязываемая норма> - этот путь на Западе уже прошли промискуитет, публичный мат, эротика/порно, аборты, гомосексуализм, легкие наркотики, а сейчас на этот конвейер вступают педофилия с инцестом. Норма, увы, формируется или деформируется (как и всегда) в медийном поле просто путем множества упорных повторений на всех уровнях.

Простая метафора - рассмотрение чуждых норм как ментальных вирусов - позволяет понять, что требуется при столкновении с подобной ментальной инфекцией: механическая очистка, дезинфекция, затем замена на нормальную внутреннюю флору. Ну и в дальнейшем мыть руки, очищать умственную пищу - то есть фильтровать то, что мы тащим в мозг.

Что, где и чем фильтровать

Первое, что приходит в голову - ограничения контента для детей (категории контента выше 16+, порно, насилие, наркотики, пропаганда гомосексуализма и т.п.). Кроме того, есть категории контента, которые закон предписывает фильтровать не только для детей, а для всех, в масштабе всей страны (детское порно, наркотики, побуждение к суициду, экстремизм, мат и пр.). Список "детских" и "общих" категорий сейчас расширяется Думой. Вероятно, в 2014 году он стабилизируется.

Борьба с пиратством приводит к попыткам включить в списки фильтруемого контента также контрафакт. Это чисто отраслевая история, преследующая материальные интересы киношников и шоу-бизнесменов, на мой личный взгляд - не совсем полезная для Рунета и перпендикулярная основному назначению фильтрации.

Наиболее естественный путь фильтрации "плохого", недетского контента в Рунете - добровольная установка фильтров на оконечные устройства (компьютеры, планшеты, телефоны) родителями. Проблема, однако, в том, что только 3-5 процентов родителей в нашей стране имеют достаточные компьютерные навыки для того, чтобы самим установить фильтр на свое устройство. Кроме того, нормальных родительских фильтров для мобильных OC (iOS, Android) пока не существует.

Школы и детские учреждения также должны быть "прикрыты" фильтрацией по закону. Это означает, что в любом случае необходимы серверные фильтры либо на входе в учреждение, либо на каналах, у провайдеров.

А проблема BYOD (bring your own device), то есть использование детьми и подростками своих смартфонов и планшетов в школах и университетах закономерно вызывает необходимость установки фильтров у мобильных операторов.

Есть еще отдельная проблема информационных посредников, в первую очередь навигационных сервисов, поисковиков. Помогая найти плохой контент, поисковики зачастую фактически выступают пособниками тех, кто его публикует. Особенно ярко это видно на примере удивительных подсказок, которые поисковики услужливо подсовывают пользователям, наподобие "купить наркотики в Москве" в ответ на ввод начала слова "нар". Сейчас в российском законодательстве эта проблема толком не решена, но рано или поздно в законы о фильтрации введут отдельную категорию навигационных посредников, с которых будет спрос за тот контент, который они показывают в выдаче. На Западе это уже происходит несколько лет.

Фильтры бывают персональные (для конечных устройств), серверные (для организаций) и кластерные (для каналов с высокой нагрузкой).

По принципу действия фильтры можно грубо поделить на:

а) "списочные фильтры", использующие списки адресов (доменов, IP-адресов, URL) плохих сайтов и веб-страниц (составляемые вручную и/или полуавтоматически), иногда в сотни миллионов адресов;

б) "умные", распознающие тематику веб-страниц и работающие с потоком контента "на лету".

Уже давно ясно, что списочный подход больше не может работать: слишком быстро в интернете появляются новые страницы, на два порядка быстрее работы любых составителей списков. А с появлением социальных сетей, где все страницы динамические и возникают десятками миллионов в день, черные списки окончательно обессмыслились.

Единственная реально применимая сейчас технология - это фильтры нового поколения, понимающие тематику веб-страницы, поста, комментария. У них, конечно, тоже есть много проблем, рисков и технических ограничений.

Технические проблемы фильтрации

Если судить по прессе и либеральным блогам, важнейшей проблемой фильтрации считаются так называемые ложные срабатывания - слишком широкая блокировка "невинных" сайтов. Эта проблема на самом деле существует, но характерна для грубых методов фильтрации, построенных на черных списках символьных адресов сайтов или их IP-адресах.

Например, сейчас во многих российских школах установлены как бы фильтры, основанные на черных списках адресов, которые на деле просто блокируют целиком несколько сотен самых популярных в Рунете сайтов: социальных сетей, блогов и поисковиков, фактически выхолащивая доступ школьников к Интернету. При этом новые или малоизвестные порносайты - доступны. Это проблема не концептуальная и не техническая, а социально-административная и заключается она в установке слишком грубых фильтров-списков, которые просто не умеют ничего делать "на лету" с социальными сетями, поисковиками и другим динамическим контентом.

Фильтры с распознаванием тематики веб-страниц или ручные списки РКН таких проблем практически не имеют. Постоянно приводимые СМИ и блоггерами умозрительные примеры про якобы возможную блокировку "Анны Карениной" за "побуждение к суициду" или статьи о сексуальном здоровье за "порно" в реальности никогда не случаются ни с "ручной" блокировкой РКН, ни с интеллектуальными фильтрами.

На Западе гайки закрутят гораздо быстрее и туже: окончательно разовьется настоящая реализация романа "1984" в версии "2014"

Гораздо более проблемными являются дырявые фильтры - против обещания пропускающие незаконный и нежелательный контент. Опять-таки это наиболее характерно для фильтров на базе списков, поскольку никакие списки не успевают за гигантскими скоростями генерации все новых страниц в интернете. Распознавание семантики контента на лету позволяет эту проблему удовлетворительно решить (для проверки этого утверждения достаточно попробовать "пробить" семейный фильтр Яндекса, что далеко не просто).

Фильтры, в том числе и умные динамические, пока не умеют распознавать семантику картинок и видео (если при них недостаточно сопроводительного текста), не считая довольно грубых определителей порно по телесному цвету и повторяемости движений. Это тоже потенциальные причины "дыр" фильтрации. Появление первых распознавателей семантики изображений - дело 2-3 лет. Впрочем, сопроводительный текст у видео и картинок почти всегда есть.

Одной из принципиальных причин "дырявости" фильтров является также наличие иностранных сервисов с шифрованными соединениями.

В настоящее время "Гугл", "Фейсбук", "Твиттер" и другие практически полностью перешли на шифрованное соединение с браузером пользователя, что не позволяет фильтровать страницы в промежутке, на каналах. Цель - прямое общение с пользователем и препятствование перехвату "в середине". Собственно, владельцы "Гугла", давая интервью про ситуацию с их поисковиком в Китае, не раз прямо говорили о том, что они видят миссию "Гугла" в прямом общении с населением стран с "неправильными" режимами, несении им "свободы слова" напрямую.

Решением этой технической проблемы может быть или запрет этих сервисов в РФ, или принуждение иностранных игроков договариваться о фильтрации контента (самостоятельной или с помощью передачи ключей шифрования), как это собственно было с "Гуглом" в том же Китае.

Прослушка и фильтрация - братья

В массовом сознании фильтрация интернета и прослушка как-то смешиваются. И на самом деле, фильтрация и прослушка - две стороны одной медали.

Мы уже живем в пост-Сноуденовском мире. Теперь мы знаем (впрочем, многие это знали и до того, как Сноуден бежал из их свободного мира в наш тоталитарный), что компьютеры, смартфоны, смарт-телевизоры, маршрутизаторы, телефонные компании, интернет-компании, авиакомпании, спутники, уличные камеры и навигаторы сливают все данные в самую большую разведку мира, американское АНБ. "Старший брат" из "1984" уже с нами. Напомню, что пророческий роман Оруэлла писался вовсе не с намеком на СССР (как кто-то мог бы подумать), а про родную Британию - и в ней и ее бывших колониях фактически уже и реализовался.

Как это связано с фильтрацией? А очень просто: фильтрация сама по себе тесно связана с мониторингом медийного поля. Чтобы знать, что пишется и говорится, нужно мониторить СМИ, блоги, форумы. Это позволяет следить не только за высказываниями, но и за людьми, накапливать списки инакомыслящих, их связей.

А прослушка - это просто тот же мониторинг, тайно расширенный на частные коммуникации и поступки. Если оставить в стороне вопросы разведки, то знание всего, что сказано и сделано гражданином, позволяет осуществлять фильтрацию и цензуру наиболее легко и незаметно. Если все политические оппоненты под колпаком, ты можешь плотно контролировать их активность и высказывания. Вот только один свежий пример: АНБ следило за посещением порносайтов исламистами для последующего воздействия на них (дискредитации, шантажа и т.п.).
К счастью или к горю, вроде бы наше ФСБ пока не обладает таким ужасным всезнанием, не владея нужными для этого технологическими платформами (смартфонами, процессорами, маршрутизаторами, браузерами, социальными сетями и поисковиками). Но процесс и у нас идет в сторону большего контроля. Ничего хорошего для граждан в этом нет, хотя, как обычно, рациональных обоснований хватает. Это как с установкой геочипов в каждый новый автомобиль: вроде и полезно против угонов, наездов и прочих преступлений, но окончательно уничтожает приватность перемещений.

Чего ждать в 2014 и далее

Следует ожидать дальнейшего закручивания гаек.

Мой личный прогноз таков: можно ожидать, что государство неизбежно будет внедрять фильтры контента на магистральных каналах, у крупных и средних провайдеров, мобильных операторов; Роскомнадзор начнет работать не только по обращениям граждан, но и в инициативном порядке, искать нарушения в Рунете и в СМИ; будут созданы родительские фильтры для мобильных устройств, иностранным производителям смартфонов и планшетов рано или поздно будет предписана установка фильтров согласно законодательству РФ; список категорий плохого контента будет расширяться: могут добавиться секты, мат, призывы к уличным акциям и насильственной смене строя, ваххабизм, прочее; в законе об интернете появится понятие навигационного посредника; иностранные интернет-компании вынудят фильтровать в Рунете свой контент под угрозой блокировки их сервисов в России. Да, возникнет угроза политической цензуры, что в условиях фактически идущей на нашей территории информационной и террористической войны пройдет не очень замеченным.

Специальные меры будут приняты против тотальной слежки со стороны американцев, но это тема для отдельного разговора.

В это же самое время в Западном мире гайки закрутят гораздо быстрее и туже: окончательно разовьется настоящая реализация романа "1984" в версии "2014", на 30 лет позже обещанного: тотальная слежка Старшего брата за каждым словом, чихом, буквой, звуком, движением, гримасой каждого гражданина, неотвратимое наказание за ненадлежащие слова и мыслепреступления. При этом будут энергично, со всей медийной мощью навязываться новые ненормальные "нормы".

Мы же с вами в России по-прежнему будем оставаться на их фоне островком свободы, с ужасом наблюдая издалека за закатом свобод Европейской цивилизации.

 

Опубликовано в РГ (Неделя) N6280 от 16 января 2014 г

"РГ" публикует критерии для определения вредоносной информации в интернете